Share on Facebook0Share on VKTweet about this on TwitterShare on Google+0

Оливия Артур

(Великобритания, 1980 г.)
Magnum Photos

СНИМАЯ ПРОЕКТ «ДРУГОЙ КРЫМ»
ИЮНЬ 9–19, 2014

Оливия родилась в Лондоне в 1980 г., живёт в Великобритании.Изучала математику в Оксфорде и фотожурналистику в Лондонском колледже печати.

Она начала карьеру фотографа после переезда в Дели в 2003 г. В Индии Оливия прожила два с половиной года. В 2006 г. она переехала в Италию и провела год в центре исследования и развития  коммуникаций «Фабрика". В это же время она приступила к работе над серией фотографий,посвящённых женщинам и культурному барьеру между Востоком и Западом.

Проект привёл Оливию на границу между Европой и Азией, Ираном и Саудовской Аравией. Она получила премии Inge Morath Award и OjodePez-Photo España Award for Human Values, поддержку ей оказывает Национальный музей медиа. В 2010 г. Королевское фотографическое общество удостоило её премии Vic Odden Award «за выдающиеся достижения в фотоискусстве для фотографов в возрасте до 35 лет». В 2012 г. вышла её первая книга «Дневник Джидды», повествующая о молодых женщинах в Саудовской Аравии.В 2013 г. она завершила творческий курс в Галерее Куадро в Дубае.
http://www.oliviaarthur.com/

 

На основе 3-минутного фильма Пепа Бонета о работе фотографа над проектом в Крыму (фотографии © оксана юшко)

 

Для этого проекта Оливия работала над историей, которую она сама называет «Крымские дневники». Она наблюдала за жизнью трёх крымских семей: русской, украинской и татарской. Четвёртый дневник стал результатом поиска тех, кто несёт в себе чувство сильной украинской идентичности, или попыткой хотя бы понять,
почему таких людей так трудно найти. На протяжении трёх дней она наблюдала за своими героями и изучала их быт, исследуя мир, в котором они живут, и людей,
в кругу которых они вращаются. Она запечатлела события, которые происходили с ними, места, куда они ходят, людей, с которыми они сталкиваются, и попыталась
взглянуть на Крым их глазами. Изображения сопровождаются короткими текстами — цитатами и историями о самих героях, людях, с которыми они общались, и обо
всём, что встречается в их быту.

Девочка с крыльями бабочки на набережной Севастополя. Из серии «Крымские дневники», 2014 г.

Девочка с крыльями бабочки на набережной Севастополя. Из серии «Крымские дневники», 2014 г.

Дневник Димы

Крым, Севастополь. Дима у себя дома

Крым, Севастополь. Дима у себя дома

'Мне кажется, в Крыму вообще нет украинцев, —говорит Дима,' — 'мы все русские'.
'Компьютеры и психология — это в общем-то одно и то же. Чем больше ты знаешь о компьютерах, тем лучше разбираешься в людях'.

Слева направо: дети занимаются карате; мальчики ловят ветер в полотенце; Дима с сыном Славой

Слева направо: дети занимаются карате; мальчики ловят ветер в полотенце; Дима с сыном Славой

 

Ольга, жена Димы, за обеденным столом у себя дома

Ольга, жена Димы, за обеденным столом у себя дома

В феврале, когда ситуация стала обостряться, Дима с друзьями начали строить заграждения на дорогах.
'Мы были готовы дать отпор фашистам, если они придут'.
По ночам они по очереди дежурили у зданий администрации.

Слева направо: физические упражнения на пляже; мужчина на велосипеде в парке Победы; на окраинах Севастополя

Слева направо: физические упражнения на пляже; мужчина на велосипеде в парке Победы; на окраинах Севастополя

 

Жена Димы Ольга с сыном Славой

Жена Димы Ольга с сыном Славой

Жена Димы Ольга присоединилась бы к нему на баррикадах, но ей надо было присматривать за их сыном Славой.

'Я бы сама поехала в Киев, если бы могла!', — восклицает Ольга.

Слева направо: девушка в парке Победы; дети играют на набережной; пляж в Севастополе

Слева направо: девушка в парке Победы; дети играют на набережной; пляж в Севастополе

 

Дима и Ольга празднуют получение российских паспортов

Дима и Ольга празднуют получение российских паспортов

После референдума Дима и Ольга сразу подали заявление на получение российского гражданства.Получив паспорта, они решили это отметить и,конечно, устроили торжество в День России.

Ольга готовится пойти на парад в честь Дня России

Ольга готовится пойти на парад в честь Дня России

'Мы не верим, что вооружённые люди, которые захватили аэропорт, присланы из России. Крым хочет быть частью России. Всё просто.'

Дима и Ольга ведут простую жизнь: встречаются с друзьями в парке, ходят на пляж.

'Вода холодная, так что Слава не очень любит купаться'.

Слева направо: Ольга покупает купальник на рынке; Ольга и Слава собираются в парк; Дима на пляже возле своего дома

Слева направо: Ольга покупает купальник на рынке; Ольга и Слава собираются в парк; Дима на пляже возле своего дома

 

Дневник Иcмета

Ismet says his prayers at home with his grandaughter

Исмет дома молится вместе с внучкой

Исмет рано поднимается на молитву. Он смотрит телевизор, следит за политикой, но она только злит его:

«Украинцы врут, русские врут».

"Никто не говорит правды, а в Коране сказано, что если будешь врать — попадёшь в ад".

"Это время перемен, нам страшно. Мы все боимся. Во время последней войны нас депортировали. Сейчас снова война, и нам страшно".

Слева направо: временная мечеть в селе Орлиное; ковёр для молитвы во временной мечети в селе Орлиное; люстра в доме Исмета

Ismet says his prayers at home

Исмет молится дома

"Мы вернулись в Украину, обосновались тут. А теперь это Россия".

"Многие татары уехали из Крыма в Киев, — говорит Исмет, — если у них там родня, им помогали переселиться, предлагали работу".

From left to right: the landscape in Orlinoye village; Mostafa, Ismet's neighbor, in his rabbit house; Ismet's grandaugthter Dinara makes a dance performance at home

Слева направо: вид на село Орлиное; Мустафа, сосед Исмета, в своём крольчатнике; внучка Исмета Динара танцует у себя дома

 

Ismet with his grandson and two grandaughters

Исмет с внуком и двумя внучками

Исмет и его семья переехали в Крым, «когда Горбачёв пришёл к власти и объявил, что отныне в стране демократия». У них было много надежд, но они столкнулись с тем, что люди боятся татар.

"Людям велели защищаться от нас с оружием в руках!"

From left to right: the kitchen in a Tartar's family house; traditional food in a Tartar house; the table for a special meal in Ismet's house

Слева направо: кухня в доме крымских татар; традиционное блюдо в доме крымских татар; праздничный стол в доме Исмета

 

Ismet works as a doctor in the local hospital in Orlinoye village

Исмет работает врачом в местной больнице в селе Орлиное

 

Исмет здоровается с местным имамом в помещении, которое временно используется как мечеть, — пока не построят настоящую.

"Нас учили, что очень важно учить языки и общаться с людьми. Но когда Крым был Украиной, никто не учил украинский язык".

"В последние годы Украина погрязла в коррупции, у нас не было денег, больница не финансировалась. Сейчас из России приезжают врачи и говорят, что больница не соответствует стандартам".

Соседка Исмета Алима со слезами на глазах рассказывает, как её семью депортировали в Узбекистан.

«Мне было десять. Помню, как в дом вошли солдаты. Мама велела молиться, но я не понимала, как молитвы могут помочь».

 

From left to right: the Imam at the temporary mosque in Orlinoye village; prayers are said at a birthday party at Ismet's neighbor's; Alima, a Crimean Tartar woman, who was deported to Uzbekistan as a child

Слева направо: имам местной временной мечети; молитва перед едой на дне рождения у соседа; Алима, крымская татарка, которая в детстве была депортирована в Узбекистан

 

Дневник Поиска

Boys gathering berries from a tree in one of the residential districts of Sevastopol

Мальчики собирают ягоды с дерева в одном из спальных районов Севастополя

В пригороде Севастополя:
— Так кто-нибудь здесь считает себя украинцем?
— Нет. Таких и раньше было немного, да и те уехали в Киев, — отвечает женщина на детской площадке. — Если б вы только видели! В каждом окне развевался российский флаг.

В украинской школе сейчас решается лишь вопрос, на каком языке преподавать. Все родители подписали петицию о том, чтобы мы перешли на русский. Дети не знают украинского и всегда с ним мучились.

Слева направо: двор недалеко от украинской школы в одном из спальных районов Севастополя; Севастопольская бухта; вид на один из спальных районов Севастополя

 

Seagulls in the sky above Sevastopol

Чайки в небе над Севастополем

 

Женщина по имени Галина говорит, что родилась на Украине: «У меня семья в Западной Украине. Можно сказать, что я украинка. Но перемены меня радуют. Это шанс, которого мы давно ждали. Если бы полуостров остров не стал российским, мы бы сейчас были в ситуации, как на Западной Украине. Мы благодарны!».

Продавец фруктов говорит: «Никогда раньше я не видел такой хорошей организации, такой сплочённости, как в дни, когда люди вышли поддержать изменения. Мы всегда отмечаем майские праздники, но такого энтузиазма не было никогда»

Рядом с игроками в шахматы какой-то мужчина громко выражает свои откровенно проукраинские взгляды. Мы направляемся к нему. «Зачем он вам? Для чего вообще это всё?» — на нас смотрят с недоверием, даже агрессией.

 

 

Слева направо: Севастополь. Девочки-кадеты готовятся к групповому снимку; шахматисты в Севастополе; уличный торговец в одном из спальных районов Севастополя

Ruslan, a pro-Ukrainian taxi driver

Водитель такси Руслан. Настроен проукраински

 

Водитель такси Руслан говорит, что семья его жены поддерживает Украину. Может быть, мы могли бы встретиться с ними, побеседовать? Нет-нет.

Мы проезжаем стену с гигантским портретом Путина, стоящего посреди поля на фоне безоблачного голубого неба. «Я подвозил ребят, которые его нарисовали, — рассказывает нам Руслан. — Они из Москвы. Сначала они рисовали только жёлтое поле и голубое небо. Какие-то бабушки подумали, что это украинский флаг, и вызвали милицию».

Одна из газет публикует статью о селе, главный храм которого относится к Украинской православной церкви. В самом храме женщина утверждает, что он всегда принадлежал Московскому патриархату.

 

 

From left to right: voting in Ukrainian Rada on TV; the wall with Vladimir Putin's portrait; the main church in Luchistoye village

Слева направо: по телевизору показывают голосование в украинской Раде; стена с портретом Путина; главный храм в селе Лучистое

A member of the Ukrainian community inside a church that was built by Ivan and his father both priests in the Ukranian Patriarchy of the orthodox church

Член украинского землячества возле церкви, построенной Иваном и его отцом — священниками Украинской православной церкви Киевского патриархата

 

Храм в селе Перевальное находился на территории военной базы — прежде украинской, теперь российской. Прихожанам запретили собираться.

Услышав наши вопросы о храме в Перевальном, какой- то старик направляет нас к «сыну священника». Иван с отцом переехали сюда 13 лет назад и пристроили
к своему дому маленькую часовню.

Мы с отцом начали проводить службы в часовне в нашем доме, — рассказывает Иван, — но людям добираться сюда гораздо труднее. Раньше
на службу приходили около 200 человек, а сейчас около 70.

Раньше мы дружили со всеми прихожанами, нас не заботило, кто откуда. А теперь русские почуяли, что у них больше власти, и начали вести себя агрессивно. Теперь люди думают о том, какую из сторон принять, раньше этого не было.

Ивану советуют присоединиться к Московскому патриархату — тогда он сможет спокойно продолжать службы. Но он учился в Украинской церкви и ведёт службы на украинском языке, и такой шаг для него лишён всякого смысла.

Отец Ивана уехал в Киев, но оба они надеются, что он вернётся, они завершат строительство церкви и смогут проводить службы в Крыму.

From left to right: inside a Ukrainian church built by Ivan and his father for the local Ukrainian community; Ivan in the basement of the church he built with his father for the Ukrainian community; the garden of the house with the Ukrainian church

Слева направо: внутри церкви, построенной для украинского землячества; Иван в подвале церкви, которую он построил вместе с отцом;во дворе дома, где была построена церковь

 

Дневник Валентины

Валентина Романова вручает медаль ветерану Александру Фёдоровичу. Ялта, Крым

Валентина Романова вручает медаль ветерану Александру Фёдоровичу. Ялта, Крым

Валентина работает с группой ветеранов в Ялте.

'Мы выросли в Советском Союзе, мы воевали за Советский Союз. Конечно, мы считаем себя русскими. Это у нас в крови, это наша история'.

Валентина родилась на Украине и прожила большую часть жизни в Крыму. Она считает себя русской.

Слева направо: вид на набережную Ялты, где разбирается сцена, сооружённая ко Дню России; флаг на доме, где живёт Валентина; многоэтажный дом в Ялте

Слева направо: вид на набережную Ялты, где разбирается сцена, сооружённая ко Дню России; флаг на доме, где живёт Валентина; многоэтажный дом в Ялте

 

Ветеран Михаил Дмитриевич после вручения награды своему коллеге Александру Фёдоровичу

Ветеран Михаил Дмитриевич после вручения награды своему коллеге Александру Фёдоровичу

'Зарплаты выросли, но и цены тоже выросли. Надо подождать и посмотреть, начнем ли мы все жить в достатке'.

'Регулярных круизных лайнеров в этом году не было. СМИ сеют страх'.

Семья Валентины раскололась: её дети живут в России, а братья и сёстры — на Украине.

Слева направо: вид на Ялту; в горах недалеко от Ялты; девушка на набережной в Ялте

Слева направо: вид на Ялту; в горах недалеко от Ялты; девушка на набережной в Ялте

 

Племянница Валентины Саша, приехавшая в Крым из Украины, на городском пляже в Ялте

Племянница Валентины Саша, приехавшая в Крым из Украины, на городском пляже в Ялте

Племянница Валентины Саша приехала к ней в гости из Украины: 'Все меня отговаривали. Про Крым столько всего сейчас говорят: как тут всё дорого, как трудно пересечь границу'.

Сашу поразило, что поезд, на котором она ехала из Украины, оказался почти пустым. Никаких проблем на границе не было.'Они тщательно обыскивали мужчин, потому что им тут не нужны активисты, а вот женщин и детей пропускали свободно'.

Слева направо: Валентина и Саша на городском пляже в Ялте; Валентина и её племянница Саша на прогулке в горах недалеко от Ялты; Валентина и Саша на воскресной службе в местном храме

Слева направо: Валентина и Саша на городском пляже в Ялте; Валентина и её племянница Саша на прогулке в горах недалеко от Ялты; Валентина и Саша на воскресной службе в местном храме

Саша, племянница Валентины

Саша, племянница Валентины

'Я не верю, что есть причины для раскола. Мы же все были одинаковыми. Сейчас мы все должны быть русскими, — говорит Валентина. — Если сравнить
Крым и Украину, мы рады, что сейчас нет войны, что здесь всё мирно'.

Семья Саши тоже разделилась на почве российско-украинского конфликта. Они с братом много ссорились.

'Но я ему сказала: давай останемся братом и сестрой и оставим наши взгляды в стороне. Я привыкла всегда ставить семью на первое место и собираюсь делать это и впредь'.

Саша говорит, что для нее переломным моментом стала гибель пророссийских активистов во время пожара в Одессе.

Она хочет подать заявление на получение статуса беженки и затем российского гражданства:'Брат зовет меня сепаратисткой'.

Валентина и Саша вместе ездили в Симферополь на празднование Дня России.

'Это было потрясающе,так торжественно! Мы были так рады'!

 

Слева направо: Валентина и Саша открывают окно перед завтраком; Валентина прихорашивается у себя дома; Валентина и её племянница Саша в ресторане в Ялте

Слева направо: Валентина и Саша открывают окно перед завтраком; Валентина прихорашивается у себя дома; Валентина и её племянница Саша в ресторане в Ялте

 

Оливия Артур / Другой Крым / За кадром

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on TwitterShare on Google+0